сделать домашней  добавить в избранное  карта сайта RSS
 

Вебинары HRM.RU

Прогноз эффективности кандидатов на основе тестов
Начало 26.05.2017 12.00 (по московскому времени)

Полный список вебинаров

События

полный список

Последние обсуждения

  19.04.2019 19:13:42
Большинство людей опасается растущей роли искусственного интеллекта
  18.04.2019 19:14:18
Компания 3М представляет деловую программу и новинки на ВНОТ-2019
  17.04.2019 16:48:48
Аренда Виллы на Берегу Моря
  21.03.2019 13:12:00
Неделя сметчика на Урале
  21.03.2019 13:11:35
Неделя сметчика на Урале


Опросы
  Актуальные направления работы HR вашей организации 2017
Все опросы


Курс лекций по философии управления Петра Георгиевича Щедровицкого в Высшей Школе Экономики 2000 г. Кассета №8

      Тематические разделы:
      Общий менеджмент
      Статьи

      Дата публикации: 30.06.2017





      Кассета №8. Сторона. А:


      …..Ближний и дальний……………………бывший геолог и один из учеников Карла Поппера, Н. Винер, решая ряд задач, которые связаны с созданием автоматизированной системы наведения зенитного орудия, построил схему, которая в дальнейшем легла в основу так называемой «кибернетики» и считается одной из первых попыток ответить на вопрос: что такое управление?
      Эта схема сегодня известна практически каждому. Я думаю, что любой из вас пользовался понятием прямой и обратной связи, и, может быть, даже некоторые из вас считают, что это имеет какое-то отношение к управлению.
      Задача, которую ему пришлось решать, грубо выглядела следующим образом: он анализировал работу наводчика зенитного орудия. А, как известно, в тот момент этот наводчик действовал следующим образом: он вращал специально созданный для этого наводящие маховики, осуществлял выстрел, после этого зрительно отслеживал координаты разрыва снаряда и сопоставлял их с координатами движения мишени летящего самолета. После чего производил ручную наводку, и снова стрелял. Орудие было относительно скорострельным, работа была чрезвычайно сложной, потому что требовала высокой самоорганизации. Нужно было в темпе ведения огня одновременно проводить коррекцию самого орудия, а соответственно, этот описанный мною в грубом виде алгоритм, Винер попытался обсчитать, построить соответствующую математическую модель и перенести работу наводчика на соответствующую автоматическую систему наведения, которая осуществляла бы то же самое. При этом параллельно он проводил общефилософскую, общеметодологическую рефлексию. И результатом этой рефлексии стала схема, всем теперь известная, в соответствии с которой утверждается, что «управление» представляет из себя отношения следующего порядка: когда есть «управляющая система», есть «управляемая система», а между ними устанавливается, соответственно, прямая связь, т.е. связь действия, и обратная связь, т.е. связь отслеживания результата.
      Еще раз, проиграйте мысленно конструкцию действий наводчика: он стреляет, смотрит, где взорвался снаряд, сопоставляет различия между точкой разрыва снаряда и местонахождением самолета и, корректируя наводку, стреляет дальше. В 1948–49 году Винер пишет работу, в которой, если мне память не изменяет, которая так и называлась «Кибернетика, или Управление и связь в животном и машине», в которой он фиксирует следующую вещь: вся обозначенная мной конструкция, описывающая управление как баланс прямых и обратных связей, полностью исключает один единственный момент: кто сказал наводчику, что надо сбивать самолет? Откуда взялась, собственно цель, по ее содержанию?

      В вопросе о наводчике такой проблемы нет. Всем понятно, что единственное, чем он должен заниматься, это сбивать самолеты. Но как только мы начинаем переносить эту модель на другие объекты системы, возникает понимание того, что у этой модели вообще никак не учтен процесс целеобразования. Цель в данном случае появляется, откуда-то извне. Субъект постановки цели в этой схеме не присутствует, ни по форме, ни по содержанию. А сама эта схема предполагает, что цель уже задана, и что ее достижение, собственно, и представляет собой тот комплекс задач, которые должен решать наводчик.
      Как только мы выходим за рамки подобной ситуации, и задаем себе вопрос, а где, собственно, возникает цели действия? Они ставятся на основе какой работы? – мы вынуждены проблематизировать эту схему и выходить за ее границы, пытаясь посмотреть, откуда же, собственно, в деятельности появляется цель.
      Для того, чтобы дальше обсуждать этот сюжет давайте с вами представим что у нас есть некоторая схема, которая в разных теориях деятельности, в гносеологии в той или иной форме существует и носит название «схема акта деятельности», и включает в себя, как минимум, следующий набор компонентов: с одной стороны есть деятель, у этого деятеля есть какой-то набор способностей, навыков, умений, личных техник, у него есть опытная конструкция действия, которая может быть процедурой, операциональной или технологизированной, есть тот материал, к которому применяется эти действия, есть продукт, который получается за счет переработки этого материала с помощью определенных операций, есть те знания, которые обслуживают его деятельность. Ну, и, собственно, есть те цели, которые, с одной стороны, как писал Карл Маркс, «являются предвосхищенным представлением о продукте», который нужно получить, ну, и в грубой форме, являются неким идеальным представлением, указывающим на результат того, что человек хочет получить в итоге своего действия в форме «продукта».









      Схема акта деятельности, № 8


      Так вот, если теперь мы задаем себе вопрос, откуда, собственно, он берет цели? – то мы попадаем в достаточно сложное положение. С одной стороны, мы привыкли рассматривать цели как важнейший элемент любого акта деятельности. Но, с другой стороны, и в этой схеме – так же, «цели», которые существуют как наполнение блока целей, раскладываются по логике схемы как нечто уже заранее данное.
      Более того, вот это философское представление о том, что «цели являются предвосхищенным или идеальным представлением того продукта, который хочет получить деятель», не учитывает очень существенной проблемы: они не учитывают категориального разрыва между «продуктом» и «результатом». Если говорить очень грубо, то можно сказать так: деятельность может быть продуктивной, но она может быть не результативной, деятельность может быть результативной, но не продуктивной. Почему? Потому, что сама переработка исходного материала в соответствии с некоторыми технологическими процедурами может дать результат, который никем не будет употреблен. Вот здесь, в этом полюсе продукта начинается расщепление «результата» и, собственно, «продукта», продуктивности и результативности. И при этом продуктивность, характеристика продуктивности действия не выводится изнутри самого акта, она связана с некой более широкой системой деятельности. Она связана с кооперацией. И только, если результат деятельности будет реально употреблен в другой деятельности, мы можем сказать, что первая деятельность была продуктивной, поскольку понятия «продукта» и «продуктивности» теснейшим образом связано с употреблением.
      Можно помыслить себе такую ситуацию и более того, мы очень часто с такими ситуациями сталкиваемся, когда процесс переработки и трансформации материала есть, результат есть, но этот результат никем не может быть употреблен. И, в этом плане, результат есть, а продукта нет.
      В свое время в этой логике, Виктор Иванович Данилов-Данилян проводил критику социалистических систем хозяйствования: перерабатывается огромное количество материалов разного рода, тратится большой ресурс, получается что-то, что никому не нужно, что никем не может быть употреблено. А, следовательно, вот эта компонента акта деятельности, которая связана с получением результата отрывается от кооперации, отрывается от другой деятельности и зависает в неком «безвоздушном деятельном пространстве», в котором процессы употребления и использования, задающие, собственно, контур продуктивности они либо отсутствуют полностью, либо как-то разбалансированы и не учитываются самим деятелем.
      Но как только мы вводим этот разрыв или вводим кооперацию, связанную с этим разрывом, если мы рассматриваем второй акт деятельности и начинаем обсуждать диалектику «результат» и «продукта» в контексте такой связки кооперации, выясняется простая вещь: для того, чтобы поставить цель, нужно выйти за границы данного акта деятельности. И мы вынуждены рассматривать цели еще раз вне первого акта, в неком другом пространстве. В пространстве, которое по своей функции должно учесть и первый, и второй акт. При этом учесть их не просто так, а в определенной связи друг с другом, именно в той самой связи, которая функционально превращает результат одной деятельности в исходный материал или какой-то другой функциональный элемент следующей деятельности, тем самым, обеспечивая продуктивность первой деятельности.
      Цели, с одной стороны, существуют в первом акте, указывая на результат. А, с другой стороны, они существуют вне этого акта деятельности, указывая на продукт, и, тем самым, указывая на другую деятельность.
      Наводчик стреляет, но непонятно, кто ему сказал, что надо стрелять. Совершенно очевидно, что эта самая цель, как по своему содержанию, так и по тому процессу, который привел к появлению цели, находится вне данной деятельности. Этот кто-то зачем-то должен сбивать самолеты или считает, что самолеты должны сбиваться. Момент – в неположенности целей. Этот момент, связанный с тем, что цели возникают в другом контексте. И этот контекст должен обязательно как-то, во-первых, учесть, а во-вторых, связать друг с другом два разных акта деятельности или две разных деятельности, оказывается чрезвычайно важным. И он, собственно, приводит к предположению, что производство цели само по себе является специальной деятельностью.
      Прежде чем перейти к этому сюжету, надо немножко поговорить про рефлексию. Поскольку совершенно очевидно, что сама процедура выхода из одной деятельности в некое, более широкое пространство с тем, чтобы на следующем шаге, за счет каких-то специальных, интеллектуальных работ вернуться в эту исходную деятельность и внести туда новое содержание. В данном случае содержание цели. Вот эта процедура имеет в философии достаточно давно вполне специфическое название, а именно название «рефлексия». Человек выходит из одной деятельности в объемлющую систему, выходит естественно не физически, а, прежде всего, интеллектуально. И этот выход в объемлющую систему обслуживается и обеспечивается специальными, интеллектуальными способностями, которые в философии называются рефлексией.
      Первоначально этот термин возникает в философии здравого смысла, затем перекочевывает к другим английским эмпиристам, в частности, к Дж. Локку, который в развернутом виде постулирует первое представление о рефлексии как о повороте сознания, или как о вторичных операциях сознания. Локк говорит так: «Вот, когда мы чувствуем, то это – первичная операция сознания, а когда мы чувствуем вторично, или получувствуем, мы выделяем содержание той самой первичной операции – зрительной, осязательной, слуховой, то это – рефлексия». Когда мы знаем нечто, это первичная операция, а когда мы знаем что, мы знаем, то это вторичная операция и т.д.
      Собственно, из этого затем уже в классической философии постулируют понятие рефлексии как операции поворота сознания, превращения самого себя, своих ощущений, знаний, или неких процессов, которые приводят к тем или иным субъективным впечатлениям и представлениям. Вот это превращение самого себя в предмет и объект анализа и является основой рефлексии.
      Итак, интеллектуальной, и даже субъективно-психологической основой той операции, процедуры, которая у нас есть, чтобы разработать содержание цели, является рефлексия. Но при этом эта рефлексия – достаточно специфична, потому что она должна завершиться целеобразованием, постановкой целей. И по своему предмету она включает не только исходный акт деятельности или его отдельные элементы, но и некую более широкую систему, внутри которой этот акт деятельности находится и которая задает набор требований. А значит, дальше может быть описана в системе функций, назначению функций к этому акту деятельности.

      Итак, основой выхода является рефлексия, но эта рефлексия очень специфична по своему предмету. Предметом этой рефлексии является вот такая система отношений между двумя деятельностями, или некой деятельностью и контекстом этой деятельности. Только проделав подобную работу, мы можем ответить на вопрос, каковы цели данной деятельности. Ну, а значит, рефлексии здесь не достаточно, а нужна какая-то система мыслительных схем и представлений, которая, собственно, ответит на вопрос: а что это за другая деятельность, что это за контекст, в который встроен акт? На каком основании мы можем ответить на вопрос, что делать? Почему надо делать одно и не надо делать другого? На каком основании мы можем сформулировать систему внешних требований к нашей деятельности? Что мы положим в основу? Нужно соответственное мыслительное обеспечение рефлексии, рефлексивный подход, который отвечает на вопросы: какова эта система требований? какова эта внешняя система? какой набор функций должен быть выполнен моей деятельностью? А, следовательно, каковы ее цели?
      Что делать человеку, который руководил предприятием в системе планового хозяйства и получал каждый год соответствующий заказ на производство определенных видов продукции, а затем ему говорят: «Дружок, все кончилось, плана нет, что тебе делать - мы не знаем, решай сам!» Он спрашивает: «Как?» Ему отвечают: «Ну, как, как? – рынок анализируй!» Он говорит: «Какой рынок?» Ему говорят: «Знаешь, иди! У нас перестройка!»
      Если раньше он целей не ставил (!), он действовал, как тот самый наводчик, которому известно, что делать – убивать. Ему надо было просто сбить самолет с наименьшим количеством выстрелов, сэкономить снаряды для народного хозяйства.
      Точно так же и в этой ситуации: он получал цель извне, сам этой цели не ставил, а должен был лишь обеспечить эффективную систему достижения этой цели. А если ему говорили, что, в общем, «результат на входе, в основном, и никто им не пользуется», он отвечал – «это не мои проблемы, это проблемы Госплана. Это они мне сказали так делать. Я и сделал. В этом плане собирайте, вывозите и раздавайте, кому хотите».
      А теперь ему нужно произвести собственную процедуру целеобразования. Выйти в рефлексию. И не просто – выйти в рефлексию, а привлечь некие интеллектуальные схемы, которые ответят, в итоге, на вопрос: что ему делать? И умники из экономических институтов, начитавшись иностранных книжек, говорят ему, что вот этот объект, который он должен проанализировать, или этот контекст, называется «рынком». Прямо оттуда ему должен прийти ответ – что делать! А его задача – провести соответствующий набор интеллектуальных работ какой-то, там, «рефлексии», проанализировать, провести соответствующее маркетинговое исследование, и на основе всего этого поставить цель. И в результате – раньше делал вертолеты, теперь делает титановые кастрюли. Но (!) выпускают на рынок – он и вышел, и не важно, с чем. Ему совершенно все равно.
      В данной ситуации управление ни в коем случае не может быть описано подобным образом. Или мягче – если и используется что-либо из этой схемы, – то явно исполнительская часть. А все остальное находится за рамками этой схемы и должно описываться иначе. Каким образом? – Теория деятельности строится на представление рефлексии, вводится схема рефлексивного управления. Она рассматривает управляемую систему, как подсистему управляющей системы. Схема контекста и рассматривания деятельности (!). Часть (заштрихованная). В реальной деятельности точно так же присутствуют участники со своим видением будущего, но рассматриваются как средства, в достижении нек·х целей сформулированных в объемлющей системе – системе управления. Расщепление двух лиц – с одной стороны, как субъект принятия решения и источник целеобразования, с другой стороны, как воплотитель этих целей. Иначе при отсутствии второй позиции решения не правдивы, не реалистичны, при отсутствии первой не будет направления системы – лишь производство штампов.
      Вот эта схема рефлексивного управления задает первый подход к понятию «управление». Категории искусственное и естественное. То, что носит искусственный характер, не обладает своими собственными траекториями и механизмами самодвижения, этим не надо управлять. Это можно просто конструировать. То, что является чисто естественным, то есть обладает лишь самодвижением, этим невозможно управлять. Значит, управление предполагает некую категориальную схему: мы управляем самодвижением, но это самодвижение может менять траекторию. Значит, вот это изменение траектории движения – это воздействие на естественные процессы задает категориальный статус понятия управления. Не его содержания, а схемы.
      Мы всегда можем задать вопрос: какие искусственные технические средства и способы действия, и по отношению к каким естественным процессам применимы, эффективны?
      Таким образом, 1) категории искусственного и естественного как категориальная схема, лежащая в основе понятия управления; 2) идея рефлексивного управления, которая принципиально отличается от идеи прямой и обратной связи, как структурно-деятельностная схема содержания понятия управления и 3) представления о том, что важнейшим ключом к процессу управления является проблема целеобразования.
      Вопросы:……
      П. Г. Щедровицкий: Это без разницы, вы можете нарисовать как угодно. Но будете рассуждать как коммунистические чиновники: управление – это такой человек…
      Вопросы:……
      П. Г. Щедровицкий: Вот это пространство рефлексии и мышления, в котором плавает управляемая система.
      Вопросы: С помощью чего управляют?
      П. Г. Щедровицкий: Мышлением, рефлексией, и управленческим действием.
      Вопросы:……
      П. Г. Щедровицкий: Отталкиваться от большого кабинета…
      Вопросы:……
      П. Г. Щедровицкий: Вот отсюда, из мышления….
      Аплодисменты…..
      П. Г. Щедровицкий: С той степенью хаотичности……

      Кассета №8, Сторона Б:


      Вопросы: При каких условиях существует управление?
      П. Г. Щедровицкий: Если будет мышление, управление существует, если нет, то нет.
      Вопросы:……
      П. Г. Щедровицкий: «Мы стали немного понимать, с чем мы имеем дело» - ответил академик Абалкин.
      Вопросы:……
      П. Г. Щедровицкий: Я говорил о наличии самодвижения. О наличии саморазвертывания. В этом плане, производство дерьма – естественный процесс.
      Вопросы:……
      П. Г. Щедровицкий: Сталин считал, что нужно создать такую политическую модель, которая могла бы присоединять в разнобой. Объявить себя Федерацией, и на этой основе присоединять остальных как членов Федерации.
      Вопросы:…… Строится искусственная конструкция, направляющая в правильное русло естественные процессы…
      П. Г. Щедровицкий: Были эти процессы самоуправления в Америке, а у нас нет.
      Бессмысленно управлять тем, что не движется.

      Перерыв.









      Схема рефлексивного управления, № 9 и 10

      В теоретико-деятельностных работах 60-90 годов имела еще два обозначения: 1. Схема организационно-технической системы; 2. Деятельность над другой деятельностью. Метафорически имея в виду, управляемую деятельность, имеющую свою собственную свою траекторию движения и, во-вторых, управляющую деятельность. И одна деятельность надстраивается над другой. Более того, включает ее в себя в качестве особого рода элемента.
      Следующий момент – при этом эта схема очень часто перерисовывалась еще одним способом: когда управляемая деятельность рассматривалась сама по себе через схему шага развития (прошлая лекция).
      Схема шага развития исходит из того, что у нас есть два разных состояния: прошлое и будущее. И есть совокупность механизмов, совокупность работ, совокупность процессов, которая обеспечивает переход из прошлого в будущее. Таким образом, управляемая деятельность рассматривалась не как нечто статическое, а как развивающаяся целостность, обладающая своей внутренней организацией, а значит, и своими внутренними целями.
      Таким образом, задача управления усложняется, потому что возникает вопрос о соотношении между целями управляющей системы и целями управляемой системы. Возникают две, а иногда и много разных управляемых систем. Возникает свой собственный образ будущего, который характеризует управляемую систему. А, следовательно, между управляющей позицией и представителями управляемой системы возникают более сложные отношения.
      Если бы мы мыслили в терминах двух центров управления и отношений между ними, мы бы говорили о политике, о конкуренции целей по отношению к управляемой системе. Но и в данном случае мы вынуждены тоже говорить о политике, потому что между целями внутри системы, которой мы хотим управлять, и целями управляющей системы, происходит разрыв по содержанию. Они хотят одно, а представитель системы управления хочет другого. И поэтому очень часто вы можете прочитать в работах по организации управления о том, что и там возникает необходимость выхода к некоторым политикам. Например, к политикам внутри самой организации. Или, скажем, о политиках в области городского и муниципального управления. Легко говорим, именно потому, что понимаем, что цели тех или иных субъектов, которыми мы хотим управлять, и цели управления, расходятся друг с другом по содержанию. Мы не можем навязать эти цели, мы не можем превратить их в задачи, мы вынуждены выстраивать коммуникацию согласования между тем, кто хочет управлять и теми, кем он хочет управлять.
      Почему и в этот раз не удастся построить управление? Потому, что этот момент предполагает наличие собственных целей внутри управляемой системы, а точнее, внутри системы, которой мы хотим управлять. Потому, что она еще не управляема – мы только ищем тот подход, с помощью которого хотим управлять. Вот эти цели не учитываются. Не возникает более высокого уровня управления, связанного с политикой и политиками как подходами. За счет этого управление становится невозможным. Потому что цели объемлющей системы, системы управления отбрасываются, не принимаются и не согласовываются с целями тех субъектов, которые включены в процессы. исконно управляемой системы.
      Если теперь с этой точки зрения вернуться к понятию управления, то нам приходится вспоминать, что мы в прошлый раз говорили по поводу мышления. По поводу того, что мышление оперирует вполне специфическими, особыми единицами – знаниями, понятиями, категориями. Отвечая на вопрос: за счет чего возможно управление? – надо ответить – за счет специального мышления и тех его организованностей, которые это мышление конституируют. Эта необходимая, хотя и недостаточная предпосылка управления, потому, что мы с вами ни в коем случае не должны забывать про действие, которое изображено на схеме стрелочкой. Но само по себе действие – это необустроенное мышление. И наоборот, отвечая на вопрос: что значит, управлять? –можно сказать: управлять, значит, иметь определенный набор знаний. Каких? Можно начинать составлять список знаний, которые не исчерпывают работу с управлением, но являются необходимым, обеспечивающим и обслуживающим условием.
      Первое. Вы должны всегда ответить на вопрос: в каком состоянии сегодня находится система? Мы должны провести диагностику, анализ ситуации, обследование, исследование и, как результирующую, получить соответствующие знания о том, как на сегодняшний день устроена управляемая та система, которую мы хотим изменить.

      Второй момент, мы должны ответить на вопрос, что будет происходить с этой системой деятельности в том случае, если мы не будем ничего делать? Каковы те процессы, которые сегодня протекают внутри этой системы? и куда они дальше ее приведут, если мы не будем ничего делать? Мы должны ответить на вопрос, а к чему мы, собственно, хотим прийти? Каково то, нужное нам идеальное состояние?
      То, что будет искусственным и естественным в данной ситуации, неизвестно. Все зависит от того, где мы проведем границу. Поэтому это может быть и искусственным, и естественным. Если этот проект существует здесь в качестве видения будущего управляемого объекта – он естественный, внизу искусственный.
      Четвертый вопрос – каков разрыв между тем, куда эта штука придет сама по себе, и тем, что мы хотим получить? Нужно оценить этот разрыв на предмет того, может, не надо ничего делать. Может, разрыв очень мал, а усилия для убирания разрыва велики. Самая таинственная и малопонятная из управленческих процедур это отказ от управления. Не надо все время управлять – это не чесотка. Если, все-таки, оценив этот разрыв, мы приходим к необходимости управления, направленного на изменения траектории движения управленческой системы, то нам надо оценить, какой или орг. ресурс нам нужен, чтобы эту задачу решить? Есть ли средства или ресурсы, для того, чтобы достичь искомого результата? А этот вопрос неким образом связан со следующим вопросом: какая конструкция системы управления должна быть выстроена, чтобы изменить траекторию движения управляемой системы деятельности в нужное нам русло для сокращения разрыва. Эти две задачи.


      Share |

       

      Версия для печати

      Читайте также
      HR – это звучит гордо!

      Коллеги! Приятно в начале весны-2011 констатировать: статус HR-специалистов растет вместе с их профессиональной самооценкой!

       И. Адизес Управление жизненным циклом корпорации
      И. Адизес Управление жизненным циклом корпорации

      Рекомендуется руководителям всех уровней, бизнесменам, практикам и преподавателям менеджмента, а также всем, чьи интересы связаны с управлением изменениями и повышением эффективности работы организаций

      Советы консультанта: Четыре линии доверия
      Советы консультанта: Четыре линии доверия

      Фундаментальным фактором, влияющим на развитие экономики любой страны, является уровень доверия людей и институтов друг к другу. Если банки не доверяют производителям, производители — поставщикам, а им всем не доверяют клиенты, экономика топчется на месте.


      Гендерные аспекты управленческой деятельности
      Гендерные аспекты управленческой деятельности

      В ходе профессиональной адаптации у женщин на первый план выходит социально-психологический аспект, тогда как у мужчин — профессионально-деятельностный. Даже осуществляя одинаковую профессиональную деятельность, мужчины и женщины по-разному относятся к ней.



      Модель 4С в управлении человеческими ресурсами

      Модель 4С была разработана специалистами Гарвардской школы бизнеса как средство исследования проблем HRM в рамках более широкой среды бизнеса. Она предполагает, что поскольку организация принадлежит и управляется различными группами заинтересованных лиц, то задача управления состоит в достижении разумного баланса удовлетворения интересов этих групп. Эффективность же результатов управления человеческими ресурсами следует оценивать по четырем направлениям.

      Имя 
      Пароль  забыли?
      Присоединяйтесь!

      Новые материалы

         Названы самые высокооплачиваемые вакансии в Башкирии
         Не все профессии равны. Вчерашние школьники идут в телевизионщики и PR
         Новочебоксарские безработные граждане обучаются востребованным профессиям
         Где в Уфе заработать 100 тысяч рублей в месяц
         Сколько в среднем получают владимирские врачи?


      Последние комментарии

        
         мне приятно Вас читать 99 % читаемое мной - мусор... А на ваших постах глаза отдыхают 
         Действительно, Эдуард, что это я! Всё ещё hr, всё ещё пишу - с удовольствием вернусь)))
         Марина, вы вернетесь к нам или уже все?)
         вы можете оставлять активную ссылку на источник 
      Все статьи


      Интервью




      Публикую статью Алексея Королькова с видеокомментарием
      все интервью


      О проекте      Реклама       Подписка       Контакты       Rambler's Top100 Яндекс цитирования ©2000-2011, HRM