сделать домашней  добавить в избранное  карта сайта RSS
 

Вебинары HRM.RU

Прогноз эффективности кандидатов на основе тестов
Начало 26.05.2017 12.00 (по московскому времени)

Полный список вебинаров

События

полный список

Последние обсуждения

  19.09.2019 12:57:28
Доступ к личному кабинету
  30.08.2019 14:26:41
Worldskills International и 3М запускают новый совместный проект «Образование во имя будущего»
  30.08.2019 11:33:40
Молодые профессионалы за устойчивое будущее
  24.08.2019 14:36:18
Научные эксперименты, продуктовые тесты и мировые технологии для молодых профессионалов
  09.08.2019 16:18:31
Только оригинальные СИЗ обеспечивают гарантированную защиту


Опросы
  Актуальные направления работы HR вашей организации 2017
Все опросы


Безумные идеи выгодны
Автор: Максим Благонравин
Источник: "Эксперт"
Дата публикации: 22.09.2005
Ключевые слова: креативность, инновации, предпринимательство

Версия для печати

Безумные идеи выгодны
В мире побеждают технологии, которые поддержаны предприимчивостью изобретателя и верой в успех.

Украинец американского происхождения Роман Кизик приехал в Украину, потому что видит в нашей стране большие перспективы для развития предпринимательства и современных технологий. По его словам, технологии развиваются именно благодаря бизнесменам, ведь те всегда находят возможности для развития, даже когда возникающие проблемы кажутся неразрешимыми.

Он утверждает, что отсутствие на территории Украины месторождений нефти и газа - это большая удача. Он сравнивает природные ископаемые с наркотиками и говорит, что у Украины есть шанс войти в мировой рынок не за счет истощения своих недр, а зарабатывая деньги своим интеллектом, своими технологиями.

Роман Кизик оставил свой бизнес, компанию, специализирующуюся на стратегическом консалтинге для Fortune 500, и стал управляющим партнером венчурного фонда Draper Fisher Jurvetson Nexus (входит в группу компаний DFJ, которая является одним из мировых лидеров венчурного инвестирования). О создании этого фонда, предназначенного для инвестиций в инновационные проекты в СНГ, два месяца назад в Киеве объявили американский миллиардер Тим Дрейпер и украинская компания "Техинвест".

О первых шагах по созданию фонда и о том, как отбираются проекты для финансирования, он рассказал "Эксперту".

- Как продвигается ваш проект в СНГ? Удалось ли вам привлечь в фонды средства местных инвесторов?

- Для начала я хотел бы обратить внимание на то, что выход в Украину фонда DFJ для многих иностранных венчурных инвесторов является знаковым. Довольно часто наш фонд инвестировал туда, куда другие инвесторы не решались, но потом и они понимали обоснованность таких вложений.

Группа компаний DFJ оказалась в центре внимания мировой прессы благодаря двум событиям. Во-первых, как вы, наверное, знаете, на IPO вышел портал Baidu (в обиходе его называют "китайский Google" ), в который мы вложили два года назад 12,5 млн долларов. Курс его акций в первый день размещения вырос больше, чем вчетверо, в итоге рынок оценил Baidu в 4 млрд долларов. И сейчас на мировом рынке Baidu считается самым удачным проектом вывода на IPO 2005 года и входит в двадцатку самых успешных в истории. Во-вторых, недавно мы продали компанию Skype, которая является мировым лидером в IP-телефонии. В эту компанию ранее DFJ инвестировала 10 млн долларов. Мы получили несколько предложений о продаже, в том числе от Руперта Мердока и от Google. Покупателем стала интернет-компания e-Bay, предложившая 4,1 млрд долларов.

Эти события привлекли внимание мировой общественности к Тиму Дрейперу. Все ведущие западные деловые издания взяли у него интервью, и каждый раз, рассказывая о Skype или Baidu, он говорил о своем визите в Киев, о том, что фонд DFJ начал работу в Украине, где имеются очень большие возможности.

Мы ожидаем приход в Украину других венчурных капиталистов. Для нас это также важно, ведь в некоторых проектах мы могли бы осуществлять совместные инвестиции, либо вкладывать средства на разных стадиях проекта. Я надеюсь, что здесь сформируется такая своего рода экосистема, которая будет способствовать притоку инвестиций, с одной стороны, и идей - с другой.

Кроме того, мы увидели большой интерес к инвестициям в наш фонд от местных инвесторов - и российских, и украинских. На первое закрытие фонда через несколько месяцев мы ожидаем около 50 млн долларов, из которых около 20% - средства местных инвесторов.

Мы планировали, что в нашем фонде будет суммарно около 100 млн долларов, но, возможно, мы пересмотрим этот прогноз и увеличим его до 150 млн долларов. Дело в том, что интерес к фонду гораздо выше, чем мы ожидали. Хотя лично я хотел бы, чтобы фонд был меньше, чтобы он быстро достиг успеха, и тогда мы смогли бы сформировать дополнительный фонд.

Помимо этого возможны инвестиции из других фондов, управляемых группой компаний DFJ (состоит из 16 дочерних фондов, представительства которых находятся в 26 ведущих странах мира. - "Эксперт"). Со мной уже разговаривали коллеги из бостонского и питсбурского офисов. Они говорили: "Мы слышали, что вы организовали фонд в Украине. Мы хотели бы участвовать в инвестициях". Как оказалось, эти фонды работают с ребятами из Киева, Харькова, и они заинтересованы инвестировать в Украину.

- Деятельность вашего фонда будет локализована только в столицах - Киеве и Москве?

- Нет. В настоящий момент наши люди работают в Москве и Киеве, но мы рассматриваем и возможность развития в регионах. Мы заинтересованы, чтобы у нас был приток кадров, а в регионах есть очень успешные предприниматели. Они сейчас не могут выйти на международный рынок и действуют через посредников. Мы же хотим работать с ними напрямую. Для этого в Украине намерены найти партнеров в Харькове, Львове, Одессе. Кроме того, мы не ограничимся двумя странами: у нас есть предложения сотрудничества из стран Балтии и Казахстана.

- Как вы ищете проекты, в которые инвестируете?

- В Украине и России мы работаем с нашим локальным партнером - венчурной компанией "Техинвест". Наш партнер применяет систему, при которой перспективность проекта оценивает международная экспертная панель. В нее входят представители компаний IBM, Intel, Siemens и других. Важнейшая вещь - оценка самой технологии и перспективности изобретений. Западные эксперты вместе с нами будут проверять качество этих предложений. Проекты, признанные лучшими, станут кандидатами на инвестирование, которое предполагает не только вливание финансовых ресурсов, но и помощь в построении бизнеса.

Я из собственного опыта знаю, что с бизнесменами, которые хотят инвестиций, необходимо поработать, чтобы подготовить их к выходу на мировую арену. Глобальный рынок не дает никаких преференций проектам из Украины, качество этих проектов должно быть на мировом уровне. Я думаю, что мы выберем несколько проектов (от 4-х до 6 - окончательно мы не определились) и возьмем их разработчиков в Силиконовую долину, чтобы представить широкой общественности, работающей в сфере высоких технологий. Таким образом, мы сможем дать этим проектам основу для выхода на мировой рынок.

- Вы ориентируетесь на идеи, находящиеся на начальной стадии развития, или же на разработки, где имеется промежуточный результат: опытный образец либо действующая модель?

- И так, и так. В Силиконовой долине есть много проектов, находящихся на начальной стадии. Такие проекты существуют и в Украине. В то же время здесь есть и технологии, которые уже отлажены, и требуется лишь коммерциализировать их.

Важно понимать, что инвестиции в завод, на котором работают несколько тысяч человек, нам не интересны. Меня привлекают небольшие компании: несколько молодых людей, студентов, которые разрабатывают какую-то тему и, возможно, нашли какой-то нестандартный подход. На такие команды мы и ориентируемся.

- Проекты в каких областях знаний будут рассматриваться в первую очередь?

- Для начала нас интересуют компьютерные технологии, производство программного обеспечения. В этой области у украинских компаний имеются очень большие возможности. В Украине есть также серьезные научные разработки в нанотехнологии, что дает нам еще одну платформу для инвестиций. В этой сфере TFJ имеет сильную команду, мы осуществили уже 13 таких инвестиций в разных странах.

Кроме того, в Украине мы будем следить за развитием био- и медицинских технологий. Вначале я не был уверен, что это подойдет нам, однако мы имеем команду (и локальную, и иностранную), которая способна оценивать проекты в этих отраслях.

DFJ недавно пополнилась фондом, специализирующимся на новых энергетических технологиях. А в Украине есть много изобретений в этой области, в частности, направленных на энергосбережение. Они пока имеют небольшой спрос на внутреннем рынке, но, возможно, смогут сделать прорыв на мировом.

- Отличаются ли украинские программисты от индийских?

- Украинские программисты считают, что они превосходят индусов. В свою очередь, индусы не считают, что их программы чем-то уступают украинским разработкам, тем более, их IT-экспорт уже превысил 20 млрд долларов. Они не говорят "мы будем работать плохо, пусть лучшее программное обеспечение разрабатывают в Киеве". И в Украине, и в Индии хотят составлять качественные продукты.

От Советского Союза осталась система, в которой творческий потенциал человека, его способность к инновациям, раскрывались не так, как в других странах. Мне кажется, это приводит к различиям в подходах к составлению программ. В Индии, получив задание, сразу же начинают писать программный код. Наши ребята, прежде чем писать код, пытаются оптимизировать алгоритм, в результате итоговый продукт получается не такой, как в Индии. Эти программы просто разные.

Немаловажно и то, что украинская культура близка к европейской, да и зарплаты наших программистов уже сравнимы с заработками в Польше, Чехии, Венгрии. Зарплаты растут, это хорошо, но должно расти и качество работы.

- В последнее время говорят, что из-за высоких зарплат программистов размещать производство программного обеспечения в России стало невыгодно. Зарплаты программистов существенно выросли, а качество - нет. Ожидает ли это Украину?

- Да, такая опасность существует, если мы будем развиваться неправильно. Наши ребята очень способные, они быстро оценили, сколько рынок заплатит за их работу. При таком росте зарплат, как сейчас, уже очень скоро люди будут говорить: они дорогие, но не настолько же качественные.

Чтобы избежать этого, необходима специализация. Украинские программисты должны отличаться от других. Думаю, это возможно при внедрении в Украине системного подхода к индустрии программного обеспечения. Должно быть что-то, что украинцы делают лучше всех, чтобы эту разницу понимали даже неспециалисты. Например, украинские компании могли бы брать сложные задачи по инженерному проектированию, а потом этап примитивного программирования отдавать индусам.

Или, например, как делает украинская компания United Software Corporation, сосредоточившись на тех направлениях, в которых смогла собрать специалистов и создать свои технологии мирового уровня. В результате для компании IBM она не просто предоставляет услуги дешевого IT-аутсортинга, а принимает участие в научно-исследовательских и опытно-конструкторских проектах. В Украине потенциал для хай-тек предпринимательства практически безграничен. Сейчас никто не может спрогнозировать, в каких технологических нишах Украина завоюет мировое лидерство в ближайшие 5-10 лет.

- Будете ли вы рассматривать "безумные" проекты, условно говоря, "вечный двигатель"?

- Когда Тим Дрейпер впервые инвестировал в Skype, все считали это бесперспективным. Никто не понимал, как это можно использовать, как на этом можно зарабатывать деньги, кто будет пользоваться такими услугами. Тогда все говорили: Тим Дрейпер снова нашел какую-то ерунду. А сейчас у Skype более 50 млн клиентов в 225 стран мира. Мы будем рассматривать, проверять все предложения. Очень много зависит от человека, который является "двигателем" проекта. У него должен быть запал, должна быть вера в то, что он предлагает. Ведь побеждает та технология, которая поддержана предприимчивостью того, кто ее предложил. Мы инвестируем не в проекты и технологии, а в людей.

- Вы говорите, что самое главное - личные качества:предприимчивость и вера. Но в вашем партнере - "Техинвесте" - предлагают для начала заполнить анкету, размещенную на интернет-сайте. Как вы можете оценить человека по анкете?

- Через анкету предприниматель заинтересует нас технологией и бизнес-перспективами. Заинтересовавшись технологией, мы предложим ему встретиться, и уже тогда будем оценивать его предприимчивость.

Есть треугольник: технология, команда и бизнес-процесс. Технология позволяет создавать что-то новое, без команды невозможно идею реализовать, а бизнес-процесс позволяет на этой идее зарабатывать деньги. Для того чтобы мы приняли решение, необходимо два компонента из трех. А наша задача - дополнить их отсутствующим компонентом.

- То есть ваша работа в Украине - это найти, как данная технология может зарабатывать деньги. Ведь идей и предприимчивости у жителей страны хватает?

- Да, абсолютно точно. В большинстве случаев наша работа - наладить бизнес-процессы, хотя мы готовы и к другим вариантам.
Успехи и амбиции любителей ким-чи
За последние десять лет Samsung Electronics превратился из местного производителя в агрессивного глобального игрока рынка потребительской электроники, но лидерство в инновационных сегментах ему пока захватить не удалось
Елена Рыцарева

Сезон дождей все никак не начинался. Над Сеулом который день низкое серое небо, его пронзают мрачные небоскребы и изящный шпиль телебашни. В подземке на каждом углу торговали зонтиками - товар шел нарасхват. Даже местные жители с трудом переносили удушливую влажность, которая царила в городе. Бесконечные потоки машин не вносили оживления в городскую жизнь. Машины в большинстве своем тоже были серыми или черными, на худой конец серебристыми. Львиная доля машин - местного происхождения, так что даже в модельном ряду особого разнообразия не наблюдалось. Под стать авто были и небоскребы - серые и одинаковые.

В этот серый мир мы, группа российских журналистов, приехали на неделю, чтобы познакомиться с местной звездой - Samsung Electronics, ведущим мировым производителем электроники, компьютерных мониторов, чипов памяти. Попутно хотелось все-таки узнать, чем в Корее сменилась эпоха чеболей, в чем отличительная черта корейского народа, позволившего стране так лихо начать встраиваться в постиндустриальное общество, и насколько осуществимо ее стремление стать законодательницей мод в мире хайтека.

Бюст господина Ли
В Samsung не любят вспоминать свое прошлое. Экскурсия по музею истории компании не предвещала ничего необычного. У входа в музей стоял бюст г-на Ли - основателя корпорации. Вспомнив, как это было в Японии в Matsushita Corporation (торговая марка Panasonic), я приготовилась к долгому рассказу об истории мистера Ли, о его взлетах и падениях, его философии и теории управления. Именно такую эпопею услышали мы о Коносуке Мацусите - основателе корпорации Matsushita в Осаке. В Корее экскурсия по музею Samsung заняла ровно десять минут. "Кто такой был мистер Ли, расскажите нам о нем!" - призывала я девушку-экскурсовода, она же с крейсерской скоростью мчалась мимо пожелтевших фотографий, первых моделей телевизоров и радио в деревянных корпусах к экспозиции с сегодняшними достижениями корпорации. Нынешняя Samsung Electronics - вот предмет любви и почитания, могущественная корпорация, теснящая японцев (американцы и европейцы уже почти исчезли с рынка электроники), вот предмет гордости любого работника Samsung. Зачем вспоминать чебольное прошлое, обвинения руководителей Samsung в растратах, впрочем, так и не обернувшихся тюрьмой или ссылкой.

Мое желание услышать что-либо про идеологию компании и ее основателя по трезвом размышлении показалось и вовсе смешным. Действительно, какая может быть идеология у назначенного олигарха? А ведь так в современных российских терминах можно обозначить г-на Ли. В начале 60-х Samsung (тогда ее самое крупное подразделение Samsung Electronics было еще в зачаточном состоянии) и нескольким другим представителям нарождавшегося бизнеса Кореи президент Пак Чжон Хи отдал наиболее социально значимые и масштабные проекты, обеспечил эти компании льготными кредитами и дал воспользоваться материальной помощью США. Так были созданы чеболи - теперь эта тема в Samsung Electronics под запретом (подробно о чебольном прошлом и кризисе чеболей "Эксперт" писал в N12 (272) от 26 марта 2001 года). Чебольная экономика закончилась великим кризисом конца 90-х. Samsung вышел из него наиболее достойным образом: разделил направления деятельности, выделил самый перспективный бизнес - электронику - в отдельную компанию Samsung Electronics и продал ее акции американцам. Сейчас наследник династии Ли г-н Кун Хее Ли, хоть и числится в годовом отчете как Major shareholder, напрямую владеет лишь 1,91% обыкновенных акций Samsung Electronics, а самым крупным акционером компании является Citibank (11,84%). Всего иностранным акционерам принадлежит 53% акций компании.

Японско-американский симбиоз
О чем же любят говорить представители Samsung? Любимая тема: наша компания номер один, на таком-то рынке уже сейчас, на таком-то будет в ближайшем будущем. В толстой презентации, выданной российским журналистам, десять страниц посвящено тем сегментам, где компания уже лидер, - это и чипы памяти DRAM и SRAM, и чипы для flash-карт, и компьютерные мониторы, и телевизоры. За время визита в Samsung нам несколько раз напомнили, что уже в 2005 году корпорация первой в мире выпустила 82-дюймовый жидкокристаллический телевизор и 102-дюймовый плазменный телевизор.

Стремление корейцев быть первыми подчас походит на манию. Во время нашего пребывания в Корее мировая исследовательская компания GfK, которая проводит в том числе анализ рынков электроники, оп·бликовала любопытное письмо, где обвиняла Samsung Electronics и LG Electronics в том, что они манипулируют данными, дабы показать себя лидером рынка. Например, LG опубликовала пресс-релиз, где говорится, что, по данным GfK, компания по результатам 2004 года является в Австралии лидером на рынке жидкокристаллических телевизоров, жидкокристаллических и обычных дисплеев, DVD-плейеров, домашних кинотеатров, барабанных стиральных машин. В тот же день Samsung Electronics обнародовал данные, опровергающие заявление LG. Ссылаясь все на ту же GfK, Samsung говорит, что контролирует в Австралии 21% рынка обычных дисплеев на электронно-лучевых трубках и 31% рынка жидкокристаллических мониторов и является лидером в обоих сегментах. "Обе компании лгут", - заявила GfK. LG не объявила, что номер один она только в рознице, а Samsung - что эти огромные доли рынка у него только в сегменте b2b. Судя по резкому тону заявления, корейцы подставляют исследователей не в первый раз.

Что помогает Samsung стать лидером
  • Грамотное использование мирового разделения труда
  • Высокая лояльность персонала
  • Наличие американских акционеров
  • Внутренний рынок, всасывающий хайтек-новинки

Стремление к лидерству корейцы явно позаимствовали у американцев. А любовь к электронике, опыт государственных инвестиций в частные компании - явно у японцев. Вообще говоря, влияние этих двух стран ощущается в Корее на каждом шагу. В первую очередь в жизни корпораций: с одной стороны, чисто азиатское чинопочитание, поклонение вышестоящему начальнику, система если не пожизненного, то долговременного найма, с другой - американская структура корпораций и западный финансовый менеджмент. Но и в быту влияние обеих культур проявляется в самых интересных формах. Даже унитаз в Корее - симбиоз американской и японской моделей. С одной стороны, он постоянно наполовину наполнен водой, как в США, с другой - напичкан электроникой, брызжет струями в разных направлениях, куда только пользователю будет угодно, то есть как в японских отелях. С религией тоже все неоднозначно - тут тоже стык Востока и Запада. Половина корейцев - атеисты, из оставшихся 46% - буддисты, протестантов 39% и 13% - это приверженцы католицизма.

Единственный истинно корейский продукт, который мне удалось найти, - это традиционная капуста ким-чи, что-то вроде нашей квашеной, только гораздо острее (для нее тот же Samsung изготавливает специальные холодильники стоимостью от 1 до 2 тыс. долларов!).

Корейцы - нация непассионарная, если пользоваться терминологией Льва Гумилева. В какой-то момент это бросается в глаза. Корейцы не любят выделяться, делать что-то не так, как все. Негативная энергия выплескивается в демонстрациях - во время пребывания в Сеуле мы видели как минимум две. В одной дилеры Samsung что-то требовали от корпорации перед ее штаб-квартирой, в другой - кучка манифестантов ратовала за что-то экологическое. Но демонстрации и митинги - дело в Корее настолько привычное, что даже от них веет обыденностью. Настойчивое стремление корейцев быть первыми, как нам показалось, - это способ преодолеть серые будни.

Чем берут корейцы, так это четкостью в выполнении задач, абсолютной лояльностью своей компании, способностью впитывать другие идеологии и технологии, стремлением вобрать и переработать лучшие образцы. В Samsung это чувствуется во всем. Если дизайн-бюро, то оно в Милане - центре мировой моды. Если производства - то в Китае, где самая дешевая и дисциплинированная рабочая сила, там у Samsung одиннадцать заводов. Если программисты - то в Индии. Если спонсировать футбольный клуб - то уж Chelsea. Мировое разделение труда корейская корпорация освоила в полной мере. Но достаточные ли это основания, чтобы претендовать на лидерство?

Обольщение цифрой
По количественным показателям Samsung уже обогнал большинство японских конкурентов. В 2004 году консолидированная выручка Samsung Electronics достигла 78,5 млрд долларов, увеличившись на 45% по сравнению с 2003 годом. Японская Sony - ближайший конкурент - не показала никакого роста, ее консолидированная выручка за 2005-й финансовый год (закончился 31 марта 2005 года) была всего 66,9 млрд долларов. Только две японские корпорации из того же кластера экономики - Matsushita Electric Industrial с 81 млрд долларов выручки и Hitachi с 84 млрд - корейцам обогнать не удалось.

Главный производственный комплекс Samsung Electronics находится в городе Сувон, что в часе езды на юг от Сеула. Именно здесь в 1969 году была открыта первая фабрика Samsung по производству электроники. Первый продукт сошел с конвейера в 1971 году, и это был телевизор. Теперь в Сувоне трудится 31 тыс. самсунговцев, весь город застроен офисными и производственными зданиями корпорации. Масштабы действительно впечатляют. К сожалению, большинство зданий Сувона невозможно было запечатлеть. По части видео- и фотосъемки в Samsung царит какая-то параноидальная атмосфера. Фотографировать нельзя не только на производстве и в офисах, но даже на улице близ зданий корпорации!

В штаб-квартире нас встретил Дэвид Стил. Он единственный топ-менеджер Samsung Electronics европейского происхождения и на сторонний взгляд даже не приобрел присущие корейцам навыки чинопочитания, хотя и работает в компании уже три года. От г-на Стила мы и узнали, как Samsung хочет стать лидером во всем.

"Для Samsung Electronics сейчас важны три вещи - технологии, дизайн и маркетинг", - заявил он. Заметим, что качества среди этих постулатов нет. Впрочем, как показывает опыт и Microsoft, и производителя чая Lipton компании Unilever, и Coca-Cola, не говоря уж об АвтоВАЗе, не обязательно выпускать высококачественный продукт, чтобы стать лидером рынка. Так что в жесткой конкурентной гонке, где все новые и новые модели появляются чуть ли не каждый месяц, три постулата Samsung выглядят вполне оправданными.

Samsung играет сразу на нескольких рынках - чипов, мобильных телефонов, бытовой техники и электроники. И на каждом из них компанию подстерегают свои подводные камни.

Наибольший доход в прошлом году Samsung принесло подразделение телекоммуникаций, его оборот достиг 18,1 млрд долларов. И в этом секторе у корпорации реальные успехи. Компания изначально позиционировала свои мобильные телефоны в среднем и верхнем сегментах, начиняла свои трубки всевозможными новинками, много думала о дизайне и год от года увеличивала рыночную долю. В прошлом году на рынке мобильных телефонов Samsung, опередив Siemens, вырвался на 3-е место. Если весь мировой рынок увеличился на 31% (в штуках), то у Samsung рост составил 55,3%. Между тем лидерство на рынке мобильных телефонов Samsung не грозит. Пока рыночная доля Samsung - менее 13%, что втрое меньше, чем у идущей первой финской корпорации Nokia - 30-31%. Вторая на рынке - американская Motorola (17-18%). Правда, и в сегменте мобильных телефонов корейцы нашли тот сектор, где они первые, - это сотовые трубки стандарта cdma, распространенного в Азии и США.

Ставка Samsung на дорогие и престижные модели пока оправдывает себя, но нельзя не учитывать того, что сейчас мировой рост числа абонентов мобильной связи в развитых богатых странах фактически прекратился, там телефоны покупают только на замену. Как отмечает аналитик SEB Asset Management Тор Уденес, "производители сотовых телефонов должны быть широко представлены на рынках стран с развивающейся экономикой и в сегменте недорогих телефонов, что лучше получается у Nokia и Motorola. Samsung необходимо более усердно работать над развитием своего портфолио".

Второй по объему и наиболее прибыльный сегмент бизнеса корпорации Samsung Electronics - чипы памяти. В 2004 году его оборот увеличился на 43% до 17,5 млрд долларов. Такими же темпами росла и вся мировая индустрия. Главная опасность для этого сегмента - высокая конкуренция и падение цен на рынке. По прогнозам Merrill Lynch, чипы памяти NAND и DRAM могут подешеветь в этом году на 1%, в 2006-м - на 2%. На рынке чипов временами случаются кризисы перепроизводства. Последний был летом этого года. Резкое снижение цен на полупроводники и жидкокристаллические дисплеи (еще одно важное направление бизнеса Samsung) привело к тому, что чистая прибыль корпорации падает третий квартал подряд. В середине июля исполнительный директор Samsung Юн Джон Йонг объявил о снижении цен на всю продукцию, чтобы не потерять свою рыночную долю.

Чтобы обосноваться в сегментах с высокой маржой, корпорация в 2004 году объявила шестилетнюю программу инвестиций общим объемом в 24 млрд долларов в сектор полупроводников. Но конкуренты пока опережают Samsung. В феврале патриарх компьютерного рынка - IBM, а также Sony и Toshiba представили новый процессор Cell, который по производительности в десять раз превосходит все существующие сегодня процесcоры. Первым продуктом, где будет использован Cell, станет игровая консоль PlayStation 3, Sony собирается выпустить ее в 2006 году. Toshiba собирается выпускать на основе Cell новые телевизоры высокого разрешения.

Эра бытовой электроники
В острой ценовой схватке Samsung удается сохранять и даже увеличивать прибыль, но не во всех сегментах. Подразделения Digital media (телевизоры и ноутбуки) и бытовой техники в 2004 году оказались в убытках. В 2005 году корпорация обещает вывести их в прибыль. И именно в этих сегментах, как объяснил г-н Стил, корпорация видит залог своего будущего роста.

По версии Samsung, на смену компьютерной эре 70-90-х пришла эра телекома, теперь она тоже на излете, зато начинается эра потребительской электроники. На первый взгляд это странно: и телевизор, и видеокамера изобретены много десятков лет назад. Но Samsung имел в виду эру цифровой электроники. Действительно, в течение 90-х годов на рынке появились цифровые аудио- и DVD-плейеры, цифровые фото- и кинокамеры, наконец, цифровые телевизоры. Их совершенствование и продвижение - предмет заботы Samsung на текущее десятилетие. Корпорация в прошлом году сознательно отказалась от выпуска многих аналоговых товаров. Кроме малого веса, размера и более высокого качества у цифровых устройств есть еще одно неоспоримое преимущество. "Проблема всех аналоговых устройств была в том, что информацию невозможно было разделять, удалять и частично копировать на другие устройства, - говорит г-н Стил. - В цифре контент мобилен".

Что мешает Samsung стать лидером
  • Отсутствие патентов на многие технологии
  • Распыление инвестиций на множество продуктовых линеек
  • Нет любимого всеми, знакового продукта, как ipod у Apple

В освоении цифрового мира Samsung, как и все его конкуренты, сталкивается с общей проблемой - проблемой стандартов. Перекачивать файл с одного устройства на другое, переставлять карты памяти с одного телефона на другой можно только в одном случае - если они единого формата. А такого на рынке пока нет. Война форматов среди производителей аудио- и видеопродукции, карт памяти - животрепещущая тема в мировой индустрии. Samsung присоединяется сразу к многим альянсам и пытается выпускать мультиформатную продукцию: например, видеокамеры MINIKET VP-M2050/2100 поддерживают четыре карты памяти; DVD-плейер DVD-P750 имеет два слота аж для десяти типов карт памяти; а рекордер DVD-R120K проигрывает диски трех форматов да еще обладает функцией караоке. Но быть законодателем моды на рынке форматов Samsung пока не пытается, здесь царят японцы и Philips.

Телевизор - в центре
Можно много говорить о грядущем выходе бытовой электроники в интернет, о замещении телевизоров компьютерами, утверждать, что ноутбук становится центром цифровых развлечений, но вечер среднестатистическая семья что в Америке, что в России, что в Корее чаще всего проводит у телевизора. И потому их продолжают покупать. Судя по статистке Samsung Electronics, очень активно. Телевизоры продолжают приносить львиную долю оборота подразделения электроники корпорации.

Телевизор - первый, но по-прежнему самый любимый продукт Samsung. По данным Display Search, за II квартал 2005 года Samsung - лидер мирового рынка телевизоров в денежном выражении (9,9%), но в спину дышат конкуренты - Panasonic (9,7%), Sony (8,8), LG (8,3%).

Более 90% выручки в этом сегменте Samsung Electronics приносят обычные кинескопные ТВ. Однако на этом "старом" рынке маржа невелика, ценовое давление вовсю ведут китайцы. По результатам II квартала (по выручке) Samsung на 3-м месте, он пропустил вперед корейцев из LG и китайскую компанию ТТЕ.

Сливки сейчас снимаются в новом поколении телевизоров. Здесь борются три технологии - жидкокристаллическая (ЖК), плазменная и проекционная. Каждая из них пока изобилует недостатками: ЖК-телевизоры не любят солнца и требуют, чтобы зрители сидели прямо перед ними; плазменные телевизоры выгорают; в проекционных изображение бледновато. Тем не менее технологические экстремалы уже готовы выкладывать за них деньги. Но ни в одном из инновационных сегментов у Samsung нет лидирующей позиции. Если говорить о рынке ЖК-телевизоров, то, по данным компании IDC за 2004 год, на нем Samsung c долей 9,7% занимает 3-е место, причем лидера - Sharp, у которого 33% рынка, догнать корейцам будет архитяжело. На рынке плазменных телевизоров Samsung и вовсе шестой (доля рынка 7,7%), тут его опережают Panasonic, Philips, Sony, Pioneer и Hitachi.

Samsung - тот редкий пример мировых производителей, кто разрабатывает все три новые телевизионные технологии сразу. Sharp, например, от плазмы вообще отказался и сосредоточился на жидкокристаллических моделях. Pioneer, наоборот, вкладывается в плазму и не выпускает ЖК. Philips и Panasonic не выпускают ЖК и плазменные телевизоры в одних и тех же диагоналях. Samsung же вкладывается во все направления. "Зачем вы инвестируете во все конкурентные ТВ-технологии, каким вы видите телевизор в будущем?" - на этот вопрос "Эксперта" старший вице-президент подразделения дисплеев и ТВ Шин Сан Хын ответил так: "Все технологии для нас важны, и все они будут существовать в дальнейшем. ЖК-телевизоры, скорее всего, будут занимать нишу ТВ с небольшой диагональю, средние диагонали займет плазма, а на больших будут царить проекционные ТВ".

Объемы, количество, богатство ассортимента - Samsung демонстрирует это не только на телевизионном рынке. С мобильными телефонами такая же ситуация. Помнится, на пресс-конференции в мае этого в Москве один из топ-менеджеров корпорации затруднился назвать даже количество моделей новых телефонов, выпуск которых запланирован на этот год. Задавить рынок мощностью модельного ряда и агрессивным маркетингом - вот нынешняя тактика Samsung.

Чем покорить мир
Одна из основных проблем корпорации сегодня - подкрепить эту производственную и финансовую мощь настоящими ноу-хау, вырваться в технологические лидеры. Как отмечает в интервью The Korea Times глава исследовательской компании iSuupli Corp. Дерек Лидоу, "корейские компании не обладают большим числом важных, фундаментальных патентов даже в тех секторах рынка, где они сейчас доминируют". По его оценкам, IT- и полупроводниковые корейские компании заплатят в 2005 году около 2 млрд долларов за лицензии на те технологии, которые используют. Технологически корейцы больше всего зависят от японских компаний, которым они каждый год платят солидные роялти.

Что же происходит в лабораториях Samsung, какой инновацией они смогут покорить мир? Корейцы ничего не хотели говорить об этом. Samsung тщательно скрывает свои разработки, пока они не дошли до стадии коммерческого использования. Тем не менее свидетельства активной инновационной деятельности корпорации все же имеются. В последних линейках продукции появилось много важных технологий собственной разработки. Гордость Samsung - собственная технология цифрового реалистичного изображения DNIe, которая начала применяться сначала на ЖК-телевизорах, а потом и на плазменных. Она и улучшает баланс белого, и динамически изменяет контрастность, подчеркивает детали, и дает зрителю возможность тонко настроить изображение. Много инноваций привнесла корпорация и в развитие технологии мобильной связи CDMA. Корейцы преуспели и в миниатюризации, один из результатов - в прошлом году на рынок вышел первый мобильный телефон с семимегапиксельной камерой.

Косвенный показатель активности исследований в компании -количество зарегистрированных в США патентов. В прошлом году Samsung, зарегистрировав 1604 патента, занял 6-е место в мире по этому показателю, опередив на три единицы даже Intel. Впрочем, в десятку лидеров по числу зарегистрированных патентов Samsung вошел лишь в 1998 году, после чего на три года выпадал из десятки, а Sony, Canon и IBM ее никогда не покидали.

И наконец, последний показатель, много говорящий о перспективах компании как технологического лидера, - вложения в исследования и разработки (R&D). В 2004 году Samsung Electronics потратил на R&D 4,6 млрд долларов, или 8,3% от выручки компании. Это больше, чем у основных конкурентов - Matsushita (4,6%), Canon (7,9%), Sony (7,6%).

То, что у Samsung есть возможность стать законодателем мод в мире хайтека, подтверждают не только цифры и расчеты, но и та бурная энергия, с какой корейцы погружаются в мир постиндустриального общества, причем со своим специфичным высокотехнологичным колоритом.


Для Samsung Electronics важны три вещи - технологии, дизайн и маркетинг

Хотя 85% оборота Samsung Electronics приносят сейчас продажи вне Кореи, внутренний рынок - это все же идеальная база для корпорации, не только и не столько по объему, сколько по той активности, с которой корейцы стремятся потреблять новые технологии. В их распространении Корея подчас впереди планеты всей. Возьмем, например, услуги широкополосного доступа в интернет. По данным Pyramid Research, Корея занимает 1-е место в мире по распространению этой технологии - на конец 2004 года 24,9% населения этой страны были присоединены к сети намертво. Иногда и в самом прямом смысле. В августе этого года, по ±ообщению BBC, "более двух суток почти без перерыва провел за компьютерными играми в интернет-кафе южнокорейского города Тэгу 28-летний геймер, после чего умер". Сетевые игры - крайне популярное занятие в Корее: зарегистрированных онлайн геймеров уже 15 млн человек, то есть треть всего населения страны. Пока мы были в Сеуле, по радио сообщили о закрытии одной газеты и одного бумажного журнала. Корейцы перестают читать их и всю информацию черпают из Сети. Корея - мировой лидер наравне с Японией по распространению мобильной связи третьего поколения (не только передает голос, но и позволяет видеть человека при разговоре и даже смотреть, правда, в усеченном виде, телепрограммы). В каждой из стран на конец 2004 года насчитывалось около 8 млн пользователей. До этих показателей европейцам и американцам еще работать и работать.

Технологическим лидером Корея никогда не считалась. Электричество в императорском дворце в Сеуле появилось только в 1902 году (в России в то время по улицам многих городов давно ездили трамваи). Приучать мир к своему хайтеку корейцы стали лет десять-пятнадцать назад - с начала 90-х. "Примерно такое же по качеству и дизайну, но чуть ниже по цене" - с этими словами продавцы обычно предлагают корейскую технику. Но скоро этих аргументов может не хватить. Ведь сзади наступает Китай. В битве с этим соседом, обладающим самой дешевой и организованной рабочей силой, корейцам не выиграть. А потому путь, выбранный Samsung, - теснить японцев (а на телекоммуникационном рынке еще и финнов, шведов и американцев), - оказывается единственно верным.


Share |

 

Имя 
Пароль  забыли?
Присоединяйтесь!

Новые материалы

   Названы самые высокооплачиваемые вакансии в Башкирии
   Не все профессии равны. Вчерашние школьники идут в телевизионщики и PR
   Новочебоксарские безработные граждане обучаются востребованным профессиям
   Где в Уфе заработать 100 тысяч рублей в месяц
   Сколько в среднем получают владимирские врачи?


Последние комментарии

  
   мне приятно Вас читать 99 % читаемое мной - мусор... А на ваших постах глаза отдыхают 
   Действительно, Эдуард, что это я! Всё ещё hr, всё ещё пишу - с удовольствием вернусь)))
   Марина, вы вернетесь к нам или уже все?)
   вы можете оставлять активную ссылку на источник 
Все статьи


Интервью




Публикую статью Алексея Королькова с видеокомментарием
все интервью


О проекте      Реклама       Подписка       Контакты       Rambler's Top100 Яндекс цитирования ©2000-2011, HRM